Всемирная история в лицах

Не было еще гения без
некоторой доли безумия.

Сенека      
Rambler's Top100 Главная| Новости| Карты и схемы| Династии| Форум| Всемирная история | О проекте

Бенито Муссолини. Жизнеописание

Бенито Муссолини

"Демократия - это правительство, которое дает или пытается дать народу иллюзию того, что он является господином".
                                                Бенито Муссолини.

Воля к власти.

     Будущий великий диктатор родился 29 июля 1883 года в деревне Довиа, в провинции Эмилия-Романья. Роза Мальтони, мать Муссолини, была сельской учительницей. Отец Бенито, Алессандро, зарабатывал кузнечным и слесарным ремеслами. Спустя два года после рождения первенца в семье появился еще один сын, Арнальдо, а через пять лет - дочь Эдвидже.
     Муссолини имели средний достаток и могли себе позволить платить за учебу старшего сына в школе монахов в Фаэнце. Бенито рос строптивым, упрямым, агрессивным и часто нарушал установленные монахами жесткие правила. Заметное влияние на формирование сына оказывал отец. Безбожник и бунтарь, с симпатией относившейся к идеям М. Бакунина, Алессандро знал понаслышке о марксизме и считал себя социалистом.
     По окончании средней школы Муссолини преподавал в младших классах, но не долго - в 1902 году он отправился на поиски счастья в Швейцарию. Бенито уже тогда называл себя социалистом и часто выступал перед небольшими аудиториями. Его популярность среди рабочих-эмигрантов росла, а имя стало хорошо известно швейцарской полиции, которая несколько раз арестовывала его за "подстрекательские речи". В те годы Муссолини познакомился с работами К. Каутского и П. Кропоткина, Р. Штирнера и О. Бланки, А. Шопенгауэра и Ф. Ницше, прочитал "Манифест" К. Маркса и Ф. Энгельса. Муссолини выхватывал из теорий лишь то, что ему нравилось и было понятно; он с легкостью усваивал чужие идеи, причем имел обыкновение спустя некоторое время выдавать их за свои.
    Как и многие другие социалисты его поколения, Муссолини испытал сильное влияние идей французского синдикалиста Жоржа Сореля.  
Молодой Бенито Муссолини
Молодой Бенито Муссолини
Но больше всего Муссолини был потрясен ницшеанской концепцией сверхчеловека. Он понял, что этого "сверхчеловека" надо искать не где-то на стороне, а культивировать в самом себе. Кроме того, Муссолини привлекало у Ницше понимание народа как "постамента для избранных натур", войны - как наивысшего проявления человеческого духа.
     "Маленьким вождем" ("пикколо дуче") он был впервые назван в 1907 году после высылки из кантона Женевы. Спустя несколько лет этот титул, но уже без определения "пикколо", замелькал в газете революционной фракции итальянских социалистов "Ля соффитта" ("Черевик") и с тех пор прочно закрепился за Муссолини, который не скрывал своего удовлетворения по этому поводу.
     Свои идеи дуче проповедовал в небольшой газете "Лотта ди классе" ("Классовая борьба"), которой он обзавелся с помощью социалистов провинции Эмилия-Романья. Безусловно, он был одаренным журналистом. Небольшой по формату листок, ставший ежедневным органом Итальянской социалистической партии (ИСП) в Форли, почти полностью состоял из его статей. Муссолини громил монархию и милитаризм, ругал богатых и священников, социалистов-реформистов и республиканцев. Его статьи были злы и беспощадны, их тон безапелляционен и агрессивен, фразы категоричны и напористы. Популярность газеты росла, ее тираж удвоился, достигнув 2500 экземпляров, а дуче, став секретарем социалистической партии в Форли, в октябре 1910 года впервые попал на очередной съезд ИСП, проходивший в Милане.
     Муссолини чувствовал, что назревший в партии кризис, вызванный обострением борьбы между сторонниками реформистской и революционной тактики, можно использовать для продвижения наверх. И он разыгрывает эту карту на очередном съезде ИСП в Эмилии-Романье в июле 1912 года.
     Для политической карьеры Муссолини этот съезд имел особое значение. "Непримиримые" деятели "революционной фракции" и среди них Муссолини сумели добиться изгнания из ИСП правых реформистов. Речь Муссолини на съезде имела шумный успех. Ее комментировали, цитировали в печати, но это не могло полностью удовлетворить честолюбие дуче. Для человека, в избытке наделенного способностями публициста, самым надежным путем наверх была центральная общеитальянская газета ИСП. Его мечта сбылась: в ноябре 1912 года ему было поручено возглавить редакцию газеты "Аванти!" ("Вперед!").
     Муссолини знал ремесло репортера. Он любил газету и был виртуозом журналистского дела. Через полтора года тираж газеты возрос с 20 до 100 000 экземпляров, она стала одной из самых читаемых в Италии.
    А затем разразилась мировая война, и социалистическая партия, верная своей давней антимилитаристской традиции, обратилась к массам с антивоенным манифестом и выдвинула лозунг "абсолютного нейтралитета". Однако по мере развития конфликта тон публикаций в "Аванти!" приобретал ярко выраженный антигерманский и антиавстрийский характер, а проантантовские симпатии Муссолини становились "секретом полишинеля". 18 октября 1914 года в "Аванти!" была опубликована передовая статья "От нейтралитета абсолютного к нейтралитету активному и действительному", и хотя эта формула противоречила антивоенному курсу социалистов, Муссолини пытался навязать ее партийному руководству. Он потребовал проведения в партии референдума по этому вопросу. После длительных и ожесточенных дебатов на заседании руководства ИСП резолюция Муссолини была отклонена, сам он освобожден от обязанностей главного редактора, а еще через месяц с шумом исключен из партии.
     Муссолини вел беспроигрышную игру, так как еще весной 1914 года получил предложение от Ф. Нальди, издателя одной болонской газеты. У Нальди были связи при королевском дворе, он имел друзей среди крупных промышленников и финансистов. Дуче не мог противостоять соблазну иметь собственную большую газету, которая стала бы в его руках мощным политическим оружием, дающим возможность дальнейшей борьбы за власть. Первый номер "Попало д'Италиа" ("Народ Италии") вышел в свет 15 ноября. Хотя газета поначалу называлась "ежедневная, социалистическая", именно руководство ИСП и социалистическая партия в целом подвергались на ее страницах злобным, ожесточенным нападкам. Муссолини ратовал за немедленное вступление Италии в войну на стороне стран Антанты. Его сторонники надеялись с помощью войны приблизить революцию и сделать Италию великой. Идея "революционной войны за место под солнцем" нашла отклик у широких слоев мелких собственников. Муссолини стал выразителем именно их настроений. Его экстремизм был легко доступен пониманию обывателей и люмпенов. "Я все больше убеждаюсь, - писал он, - что для блага Италии было бы полезно расстрелять... дюжину депутатов и сослать на каторгу хотя бы несколько экс-министров... Парламент в Италии - это чумная язва, отравляющая кровь нации. Ее необходимо вырезать".
     Официально Италия вступила в Первую мировую войну 23 мая 1915 года. Муссолини не последовал примеру многих националистов и не бросился записываться добровольцем. Газетчики обвиняли его в трусости, он же уверял, что ждет призыва своего года. Повестка пришла лишь в конце августа, а с середины сентября он находился в действующей армии. Легенда о безрассудной храбрости Муссолини на фронте создана им самим после окончания войны. На самом деле он не совершил ничего выдающегося. Дуче носил военную форму 17 месяцев, но лишь треть этого срока провел в окопах, остальное время был в тылу - в госпиталях, в отпусках. В феврале 1917 года он стал жертвой несчастного случая: во время инструктажа по пользованию минометом в траншее разорвалась одна из мин. Четверо солдат были убиты наповал, а Муссолини ранен в правую ногу. Через полгода он демобилизовался и вернулся в редакцию "Пололо д'Италиа", а еще спустя два месяца разразилась трагедия под Капоретто, где итальянская армия была наголову разбита австрийскими войсками. По дорогам Северной Италии брели домой сотни тысяч измученных, озлобленных людей, еще недавно называвшихся солдатами.
     Муссолини сумел не только понять интересы фронтовиков, но и выразить в простой и доступной форме сокровенные мысли и чаяния этих людей. Постепенно он стал их кумиром. Муссолини был подвержен резким вспышкам гнева, мстителен и жесток, но эти качества лишь дополняли его имидж "человека действия", готового ради идеи на все. Однако вскоре Муссолини понял, что для захвата власти необходима крепкая, боевая организация. 21 марта он собрал в Милане бывших интервентистов, националистов, футуристов. Всего около 60 человек. Они решили создать "Боевой союз" ("Фашио де комбаттименто", отсюда происходит и название нового движения) и с этой целью созвать некое учредительное собрание. На опубликованный в газете "Пололо д'Италиа" призыв откликнулось немногим более сотни человек. 23 марта 1919 года эти люди расположились в особняке миланского торгово-промышленного клуба на площади Сан-Се-полькро.
     Два дня звучали призывы к восстановлению величия Италии, шли дебаты о внешней политике. 54 человека подписали декларацию, в которой фашисты - так стали именовать себя члены новой организации - обязались защищать требования фронтовиков и саботировать бывших нейтралистов. Они провозгласили себя противниками всякого, в частности итальянского, империализма и тут же потребовали аннексии спорных с Югославией областей Далмации и Фиуме. Вскоре их программа была дополнена обширным перечнем социальных лозунгов, звучавших очень радикально: упразднение сената, полиции, каст, привилегий и титулов, всеобщее избирательное право, гарантии гражданских свобод, созыв Учредительного собрания, установление для всех 8-часового рабочего дня и минимума заработной платы, передача земли крестьянам, всеобщее образование и многое другое. Таким образом, фашисты обращались не к какому-то конкретному социальному слою, а ко всем итальянцам, жаждавшим ощутимых социальных и политических перемен.
     Муссолини не скрывал своих намерений.  
Муссолини в 1922 году
Муссолини в 1922 году
В условиях спада революционного движения, когда непосредственная угроза существующему строю миновала, он открыто заявил о своих претензиях на завоевание политической власти. "Фашизм - это гигантская мобилизация моральных и материальных сил, - писал он 23 марта 1921 года. - Чего мы добиваемся? Говорим об этом без ложной скромности: управления нацией". В мае 1921 года Муссолини был избран в итальянский парламент. 35 мандатов, полученных фашистами, позволяли им участвовать в парламентской игре, закулисных комбинациях и сделках. И хотя Муссолини называл все это "мышиной возней", а парламентскую группу фашистов - "карательным взводом", он тем "е менее внимательно присматривался к внутрипарламентской кухне, просчитывал шансы на успех. В ноябре 1921 года, в момент создания фашистской партии, он демонстративно отказался от поста генсека: он должен был быть выше текущих партийных дел. Этот жест был типичен для Муссолини, ставшего членом руководства партии, но на деле обладавшего всей полнотой власти. Осенью 1922 года в Италии фактически установилось двоевластие: фашисты захватывали все новые города и провинции. Муссолини сделал ставку на вооруженный переворот. 24 октября в Неаполе, в театре Сан-Карло открылся очередной съезд фашистских союзов.
     Муссолини выступил на нем с агрессивной речью, ультимативно потребовав у правительства предоставить фашистам пять министерских портфелей и комиссариат авиации. В то же время он заявил о своей преданности монархии, ибо сознавал силу монарха.
     Вечером того же дня в отеле "Везувий", где остановился дуче, собрались его ближайшие сподвижники и квадрумвиры (И. Бальбо, Ч. М. Де Викки, Э. Де Боно, М. Бьянки) - члены оперативного руководства фашистскими отрядами. После недолгих дебатов решение было принято: 27 октября - всеобщая мобилизация фашистов, 28 - атака на главные центры страны. Три колонны сквадристов - членов фашистских боевых отрядов (сквадр) - должны были войти в Рим со стороны Перуджи, предъявить ультиматум правительству Л. Факта и овладеть основными министерствами. В случае провала операции предполагалось провозгласить создание фашистского правительства в Центральной Италии и готовить новый "поход на Рим".
     Сразу полилась кровь: в Кремоне, Болонье и Алессандрии сквадристы стали уже неуправляемы. Кабинет министров принял решение об отставке, но предварительно утвердил и даже разослал на места декрет об осадном положении, в соответствии с которым армия получала необходимые полномочия для наведения порядка. Однако в последний момент вызванный из загородной резиденции король Виктор-Эммануил III отказался подписать этот декрет.

Новый порядок.

    Днем 29 октября Муссолини, находившийся в Милане, получил столь желанное извещение о назначении его премьер-министром и вечером того же дня на специальном поезде, в спальном вагоне отбыл в Рим. Переодевшись в фашистскую форму (черную рубашку, темно-зеленые брюки и краги), дуче явился к королю. Несколько лет спустя в беседе с немецким писателем Э. Людвигом он признался, что по дороге в Рим чувствовал себя патриотом. Выйдя с королем на балкон, он приветствовал ликовавшие толпы чернорубашечников. Так завершился фашистский переворот, с иронией названный в народе "революцией в спальном вагоне".
     Став премьером, Муссолини сохранил многие привычки провинциального популиста.  
Король Италии Виктор-Эммануил III
Король Италии Виктор-Эммануил III
Дуче, став во главе правительства и не имея ни малейшего опыта управления страной" начал выпускать многочисленные декреты и распоряжения. Главными среди них были создание в декабре 1922 года Большого фашистского совета (БФС), состоявшего из лично назначавшихся Муссолини членов, и преобразование в 1923 году фашистских сквадр в так называемую Добровольную милицию национальной безопасности (ДМНБ), присягавшую королю, но подчиненную дуче. Муссолини стремился сосредоточить в своих руках всю полноту власти, в первую очередь - исполнительную. "Демократия - это правительство, - утверждал он, - которое дает или пытается дать народу иллюзию того, что он является господином". Однако своими действиями фашистское правительство не давало даже такой иллюзии: В эти годы Муссолини видел путь оздоровления экономики в свертывании государственного регулирования и поощрении частной инициативы. Мероприятия его кабинета, призвавшего граждан "копить и обогащаться", ударили по благосостоянию основной массы налогоплательщиков, однако способствовали стабилизации капитализма. Весной - летом 1324 года в стране разразился острейший политический кризис, поводом к которому стало убийство фашистами лидера Унитарной социалистической партии Д. Маттеотти. Газеты наперебой печатали сообщения об убийстве, города и поселки бурлили от гнева, на улицах проходили многотысячные митинги, вспыхивали стихийные забастовки. Массы требовали отставки Муссолини и наказания виновных. Депутаты оппозиционных нефашистских партий покинули парламентский дворец Монтечиторио и образовали оппозиционный блок, названный по аналогии с одним из эпизодов борьбы в Античном Риме Авентинским.
     Муссолини был вынужден прервать работу парламента. Никогда прежде он не был так потрясен и растерян. По свидетельству его помощников, в те кризисные дни дуче был охвачен паникой: метался по кабинету, бил себя кулаками по голове, кричал, что с фашизмом в Италии покончено навсегда. А потом он впал в прострацию. Таким его застали главарь болонских фашистов Л. Арпинати и четверо сквадристов, специально приехавших в Рим, чтобы поддержать своего дуче. Спустя несколько лет дуче признался своему лечащему врачу, что "в те дни достаточно было бы натиска 50, нет, даже 20 решительных людей", и он бы ушел в отставку.
     Постепенно пик кризиса миновал, буржуазия вновь сплотилась на платформе фашизма. 3 января 1925 года дуче выступил в парламенте с речью, которая означала переход фашизма в наступление. В короткий срок в Италии была издана серия "чрезвычайных законов", приведших к ликвидации демократических институтов общества и установлению фашистской диктатуры.
      
Патриотический плакат с изображением Муссолини
Патриотический плакат с изображением Муссолини
Муссолини присвоил себе новый официальный титул - "глава правительства" и отныне должен был формально отчитываться за свои действия только перед королем, который, в свою очередь, мог подписывать декреты лишь с ведома и согласия дуче. Традиционное разделение законодательной и исполнительной властей было в значительной степени сведено на нет, так как правительство получило право издавать законы даже без формального согласия парламента. Дуче прочно усвоил привычку объявлять о своих решениях с балконов официальных резиденций: дворцов "Киджи", позже "Венеция". Собиравшиеся перед дворцом чернорубашечники, да и просто любопытные восторженно кричали "да!" в ответ на вопрос дуче, нужен ли тот или иной декрет. Официальным органам информации оставалось лишь преподнести соответствующим образом это "народное одобрение".
     Для Италии 30-е годы были временем упрочения и господства режима Муссолини. Дуче был изощренным и умным диктатором. Он понимал, что одним лишь насилием невозможно создать прочный фундамент политической власти, поэтому фашизм активно насаждал в обществе собственную систему идейно-политических и нравственных "ценностей", основанную на безоговорочном признании авторитета вождя. Всякое инакомыслие подавлялось силой. В условиях католитической Италии обеспечение общественного согласия в значительной степени зависело от отношений государства с Ватиканом. Конечно, Муссолини очень хотелось решить "римский вопрос". Еще в сентябре 1870 года, когда королевские войска заняли Рим, первосвященник проклял итальянское государство и запретил католикам участвовать в политической жизни.
     Муссолини в молодости был воинствующим атеистом и даже некоторые из своих статей подписывал как "подлинный еретик". Злобные нападки на христианское учение, культ его служителей продолжались вплоть до начала 20-х годов, однако вскоре тон выступлений Муссолини резко изменился.  
Пий XI - папа Римский, сотрудничавший с Муссолини
Пий XI - папа Римский, сотрудничавший с Муссолини
В первой речи в парламенте он имел смелость упомянуть десятилетиями не поднимавшийся "римский вопрос", а став премьером, выделил средства на восстановление разрушенных церквей, в школы и больницы вернул распятие, признал католический университет в Милане и увеличил жалованье шестидесяти тысячам приходских священников.
     Действия Муссолини диктовались потребностями политической стратеги и тактики. "Римский вопрос" был урегулирован в 1929 году. В обмен на офциальное признание Итальянского королевства Ватикан получал статус самостоятельного государства с территорией 44 гектара и населением около тысячи человек. Однако отношения святого престола с фашистским режимом оставались непростыми и в дальнейшем неоднократно обострялись. Держа под контролем тайную полицию, дуче постоянно требовал от агентов максимально полной информации об умонастроениях в стране, как о деятельности высших иерархов, так и о высказываниях бывших политически: противников, находившихся в тюрьмах и эмиграции.
     Муссолини со страниц газет представал автором всех "великих достижений" нации, ее гордостью и символом. Он сопровождал обывателя всюду портреты вождя были расклеены на стенах домов и трамваев, его бюсты запо лонили городские площади и скверы, его высказывания "украшали" рекламные афиши, фронтоны жилых домов и государственных учреждений, шиты вдоль шоссейных и железных дорог. Похоже, в какой-то момент Муссолини и сам уверовал в то, что он человек, "ниспосланный Италии провидением", что все ее успехи есть плод его гениального творчества. "Итальянцы, будьте спокойны, - заявил он однажды в ходе поездки по Реджо-Эмилии, - я буду вести вас все выше и все дальше".
     Раздувание мифа о "сверхчеловеке", ведущем нацию к "светлому будущему", достигло апогея во второй половине 30-х годов. В честь дуче слагали поэмы и песни, снимали кинофильмы, создавали монументальные скульптуры и штамповали статуэтки, рисовали картины и печатали открытки. Бесконечные славословия лились на массовых митингах и официальных церемониях, по радио и со страниц газет. С 1933 года новое официальное летосчисление начало отсчитывать годы "фашистской эры".
     Фашизм внес в повседневную жизнь итальянцев серию ритуалов, условно объединявшихся понятием "фашистский стиль". "Весь комплекс наших повседневных привычек должен быть преобразован: наши манеры есть, одеваться, работать и спать", - заявил Муссолини в 1932 году. Режим Муссолини начал внедрять в общество новые нормы поведения.  
Муссолини позирует для скульптора
Муссолини позирует для скульптора
Среди фашистов были отменены рукопожатия, женщинам было запрещено носить брюки, для пешеходов устанавливалось одностороннее движение по левой стороне улицы.
     По решению правительства все итальянцы, независимо от возраста, социального положения и пола должны были по субботам заниматься военно-спортивной и политической подготовкой. Муссолини сам являл пример для подражания, устраивая массовые заплывы, бег с барьерами и скачки на лошадях. Модными и повсеместными стали массовые гимнастические упражнения, ибо движения в едином ритме, по мнению фашистов, способствовали выработке чувства коллективизма.
     В 30-е годы появился еще один новый массовый ритуал: "фашистские свадьбы", на каждой из которых Муссолини считался посаженым отцом. Стимулирование прироста населения он возвел в ранг государственной политики и придавал этому особое значение, выразив свой замысел в сжатой формуле: "Больше населения - больше солдат - больше могущества".
     Значительная часть обывателей, особенно в середине 30-х годов, судила о Муссолини приблизительно так: он установил в стране порядок, многим безработным дал работу, искренне печется о величии нации и пытается установить "социальную справедливость". Разговоры о "социальной справедливости" стимулировались насаждением в стране корпоративной системы, нацеленной, по замыслу дуче, на преодоление классовых антагонизмов. Дуче окружало много малограмотных людей.  
Муссолини на лошади
Муссолини на лошади
Принцип подбора кадров был до смешного прост - личная симпатия или неприязнь дуче. Нередко выбор счастливца определялся его внешним видом, умением себя подать, удачной шуткой или чем-либо еще в этом роде. 26 мая 1927 года, выступая в палате депутатов, Муссолини так высказался по поводу своего аппарата: "Все министры и их заместители - это солдаты. Они идут туда, куда их направляет Глава правительства, и останавливаются, если я приказываю остановиться".
     Дуче не скрывал, что ОВРА по его поручению контролирует частную жизнь и переписку иерархов. Каждого из них ни на минуту не покидало чувство неуверенности и страха за карьеру, ибо Муссолини часто и тщательно "тасовал колоду" своих приближенных, сообщая о смещениях и перемещениях через средства массовой информации.
    Многие назначения формально осуществлялись от имени короля, на прием к которому дуче регулярно являлся по вторникам и четвергам. Юридически Виктор-Эммануил Третий оставался главой государства, что создавало видимость дуализма в управлении страной. Время от времени между дуче и королем возникали разногласия, но во всех принципиальных вопросах победу одерживал Муссолини. Ему даже удалось сделать фашистскую песню "Джио-винецца" государственным гимном наряду с "Королевским маршем". Пожалуй, это был единственный случай в истории, когда страна имела два официальных гимна.

Земные страсти.

    В отличие от своего зятя Г. Чиано Муссолини не стремился к безудержному личному обогащению. Он был равнодушен к деньгам, но не к тем благам, которые они обеспечивают. Фанатичный автолюбитель, он купил для собственного удовольствия несколько наиболее престижных автомобилей и часто ими пользовался. Другим увлечением его были лошади - в его конюшне их было больше дюжины.
    Дуче всегда жил для себя. Он не принадлежал семье - не из-за чрезмерной загруженности работой, а из-за склада характера. Общение с детьми (Эддой, Витторио, Бруно, Романо, Анной-Марией) было поверхностным, близких друзей дуче-никогда не имел. У него были хорошие отношения с братом и сестрой, и в декабре 1931 года, когда Арнальдо умер, Муссолини испытал искреннюю горечь утраты. Еще один личный удар дуче пережил в связи со смертью сына Бруно, разбившегося при выполнении тренировочного полета в августе 1941 года.
     Для толпы вождь — сверхчеловек, чуждый земным страстям. Но за монументальным фасадом, конечно, всегда скрывается простой смертный, со всеми человеческими слабостями. Не были аскетами ни Гитлер, ни Ленин, ни Сталин. Однако Муссолини со своим южным темпераментом намного превзошел их в любовных похождениях.
    Невинности будущий диктатор лишился в 16-летнем возрасте с дешевой уличной проституткой. По собственному признанию, он тогда "раздевал глазами каждую женщину, которую видел". Но в реальности раздеть женщину удавалось редко.  
Ракель Муссолини (Гвиди)
Ракель Муссолини (Гвиди)
Во всяком случае, раздеть полностью. Любовные свидания проходили в местах, где все надо было делать очень быстро — в парках, подъездах или на красивейшем берегу реки Рабби. Давали себя знать и хулиганские наклонности. Однажды Муссолини ударил ножом (с которым никогда не расставался) очередную любовницу: та чем-то его разозлила.
    В 1909 году Бенито впервые влюбился по серьезному. Ракель Гвиди, его бывшая ученица (Муссолини тогда учительствовал в школе), работала в баре местной гостиницы. Она не отвергала ухаживаний солидного поклонника, но и не говорила ему "да". К тому времени молодой учитель твердо решил посвятить себя политике и опасался, что семейные узы могут помешать его честолюбивым планам. Он предложил Ракели гражданский брак, но это никак не устраивало ее родителей. И тут Бенито разыграл мелодраматическую сцену. Во время очередного визита в дом Ракели он вытащил пистолет и объявил: "Видите этот пистолет, синьора Гвиди? В нем 6 патронов. Если Ракель ответит на мое предложение отказом, первая пуля достанется ей, а вторая — мне. Выбирайте". Это произвело впечатление. Муссолини увел дочь из родительского дома, так и не зарегистрировав официально свой брак.
    Однако позднее ему пришлось пойти на попятную. Дело в том, что очередная любовница, Ида Дальсер, родила от него сына и повсюду стала представляться как синьора Муссолини. Это будущего диктатора никак не устраивало, и он официально оформил свой брак с Ракелью. Шла первая мировая война. А еще позднее, в 1937 году, дуче упечет Иду Дальсер в психушку, где она и закончит свой земной путь. Ее сын Альбино погибнет во время второй мировой войны.
    Ракель же родила Муссолини четверых детей — в 1910 году дочь Эдду, в 1918-м — сына Витторино, в 1927-м — еще одного сына, Романо, и в 1929-м — дочь Анну-Марию. Долгое время жена и дети жили отдельно, и даже не в Риме.  
Французская журналистка Магда Фонтанж - любовница Муссолини
Французская журналистка Магда Фонтанж - любовница Муссолини
Дуче навещал их три-четыре раза в год. Но после того как фашисты объявили, что семейная жизнь — священна, Муссолини пришлось перевезти семью к себе. Однако фактически Бенито и Ракель жили раздельно. Даже среди своих Ракель обращалась к мужу не иначе как "дуче". Жена Муссолини была женщиной трезвого крестьянского ума и практической сметки. Она не вмешивалась в государственные дела супруга, знала о многих его амурных похождениях, но активно вступала в бой лишь тогда, когда ощущала угрозу семейному благополучию.
    Муссолини сам признавался, что был не очень внимательным отцом. Он оправдывал себя тем, что государственные заботы не оставляют ему свободного времени. Тем не менее, диктатор всегда находил время для любовных утех. Многие посетительницы дуче познали его неуемный мужской темперамент — либо на широком ковре, устилавшем пол огромного кабинета, либо стоя у подоконника. Вождь был настолько занят делами партии и государства, что порой не успевал снять не то что туфли, но и брюки.
    В его сексуальном поведении проявлялись иногда садистские наклонности. Он нередко избивал Ракель, а французскую журналистку Магду Фонтанж, считавшую дуче "роковым мужчиной", однажды слегка придушил во время полового акта ее собственным шарфиком. Француженка была без памяти влюблена в Муссолини, и когда тот, решив избавиться от надоедливой поклонницы, приказал вручить ей 15 тысяч франков и проводить до границы, даже пыталась покончить с собой.
    С красавицей Клареттой Петаччи дуче познакомился, когда ему уже было за пятьдесят. Их связь приобрела почти официальный статус, и Ракель пришлось с этим смириться. Кларетта — наверное, единственная женщина, которую Муссолини по-настоящему любил. Он холил ее и лелеял, одаривал драгоценными квартирами и роскошными виллами. Однажды Ракель бросила в лицо сопернице: "Когда-нибудь ты кончишь на Пьяццо Лорето, шлюха!"  
Кларетта Петаччи - единственная любовь Муссолини
Кларетта Петаччи - единственная любовь Муссолини
На этой миланской площади собирались проститутки самого низкого пошиба. Пророчество сбылось, но все оказалось гораздо страшнее.
     Кларетта Петаччи и Бенито Муссолини впервые встречаются 24 апреля 1932 года. Ей было 20 лет, а ему - 51 год. Кларетта в то время была помолвлена с молодым офицером авиации, за которого в скором времени выходит замуж. В 1936 году они подают на официальный развод.
    Кларетта родилась 28 февраля 1912 года и выросла, как всё молодое итальянское поколение того времени, с культом недосягаемого и обожаемого дуче - Муссолини. Поэтому нет ничего странного, что при первой же их встрече она полностью теряет голову и отдаёт всю себя, душой и телом, давно уже избранному ей человеку. Эту любовь и преданность она пронесёт через всю свою короткую жизнь, которую свяжет целиком до самого смертного часа с Муссолини. Ни для кого в Государственном дворце не было секретом, что дуче любил нетронутых девственниц. Ходили слухи, что он даже прерывал правительственные совещания, чтобы встретиться с некоторыми из них. Были даже утверждения, что через диваны Дворца Венеции прошло 400 поклонниц. Но Кларетта держала внутри всю свою ревность и была горда постоянной близостью с дуче и не претендовала на разрыв Муссолини с женой.
     Чтобы узаконить каким-либо образам их отношения Муссолини просит у матери Кларетты разрешение на их официальную связь. О Петачче начинают упоминать многочисленные газеты и киножурналы того времени, она становится знаменитым персонажем.

Наверх | Главная | Продолжение (часть II)
Бенито Муссолини
 -  Жизнеописание
 Рекомендуем
 Реклама


 Счетчики
Rambler's Top100
© 2000-2014 История Ру
Недорого натяжные потолки купить на http://potolok-st.ru/.
Ритуальные похоронные венки из живых цветов.